Furor Teutonicus

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Furor Teutonicus » НАСТОЯЩЕЕ » Put up your hands, bastard


Put up your hands, bastard

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Участники:
Agatha Hazel, Jurgen Dressler.
Время и погода:
02.10.4024/13.24/ +14, накрапывает дождик, небо заволокло свинцовыми тучами, обещающими неплохой ливень.
Место:
Полицейский участок, шоссе D 24.
Описание:
Полицейская работа это не только бряцанье жетоном и размахивание пистолетом, но и тяжелый труд, с кучей нюансов и подводных камней. Ошибки случаются, причем чаще, чем хотелось бы. В любом случае, нельзя игнорировать серый седан, светившийся в ориентировке по недавнему ограблению.
Примечания:
Возможны осадки, ветер и полицейский произвол.

+1

2

Методичный скрежет дворников по лобовому стеклу, тяжелая завеса туч на горизонте, редкие машины и неторопливые пешеходы, сладостно-тягучая мелодия по радио про юношеские любовные страдания солиста-паренька – окружение отчаянно пытается настроить меня на меланхоличный лад, но я, удобно откинувшись на водительское сидение, ощущаю исчерпывающую достаточность и потрясающее чувство комфорта, сжимая в ладонях руль, обтянутый в шероховатую и приятную на ощупь кожаную обивку. Отчаянное нежелание возвращаться на рабочее место принуждает меня искать более долгий путь: наворачивать круги, где это возможно, намеренно тащиться через узкие улочки, на которых даже минимальное количество автомобилей сразу создает затор, останавливаться на заправках и спрашивать про несуществующую марку сигарет, а после – разочарованно вздыхать и осуждающе покачивать головой, ловко имитируя недовольство из-за скудности ассортимента. Да, я могу быть потрясающе изобретательной в своем нелепом желании отлынивать от сидячей работы в душном помещении полицейского участка.
   День оказался довольно скуден на события, и из моего затянувшегося, сладкого притворства никто не спешит меня вызволять, взволнованно тараторя по рации про экстренный сбор. Я наслаждаюсь отлажено-размеренной работой мотора машины и разгоняю свою потрепанную временем старушку на колесах не более чем на двадцать пять миль в час, когда после довольно долгого затишья голос Реймонда снова выдает ориентировку на некий серый седан, скрывшийся с места ограбления минут сорок назад. Моя уверенность относительно того, что ребята взяли воров по горячим следам стремительно терпит крах, побуждая чуть сильнее нажать на педаль газа. Будто скоростью я могу кому-то доказать, что в отличие от этих разленившихся обезьян способна догнать и собственноручно обезвредить ублюдков, покусившихся на чужое добро. Мною овладевает какая-то жгучая, и, в общем-то, несвойственная мне обида за становящуюся все более очевидной неэффективность нашего аппарата, и уже в мыслях я виртуозно плююсь яростными обвинениями в адрес оперативной группы, навлекая на себя праведный гнев начальства.
   Дорога уходит в крутой поворот, перед которым я сбрасываю скорость до первой передачи, моя нога срывается с педали сцепления, и машина, ощутимо содрогнувшись, глохнет. С кем не бывает? Но прежде, чем провернуть ключ и завестись, я делаю глубокий вдох, приводя в порядок эмоциональный фон и собственные мысли, разминаю шею, расслабляясь. В тот же злосчастный момент мой взгляд неожиданно выхватывает…серый седан, припаркованный сразу напротив. Секундное замешательство поспешно сменяется твердой уверенностью в том, что мне удалось поймать удачу за хвост.
   Паркую патрульную машину рядом и неторопливыми, размеренными шагами приближаюсь к фигуре, ошивающейся рядом с тачкой грабителей.
   - Агата Хейзел, полиция Антхилла. Автомобиль, очень похожий на Ваш, проходит по ориентировке. Мне бы очень хотелось заглянуть в Ваше водительское удостоверение – проговариваю в меру жестко и требовательно, сверля незнакомца цепким и тяжелым взглядом, не терпящим возражений.

0

3

-Ладно, послушай, он обязательно вернется, всегда ведь возвращается, да? Прошло не так уж много времени. – Юрген потер переносицу. Даже руководя исключительно вопросами охраны он успевал уставать уже с самого утра. Вот и теперь, один из его людей не пришел ночевать домой, в который раз. Напился, как обычно. Одно, непонятно, почему Дресслер уже полчаса успокаивает его беременную жену, сходящую дома с ума от скуки и попутно помогает выбирать обои в детскую? Даже остановиться пришлось, просто потому, что следить за дорогой, когда вам нудят в ухо чрезвычайно трудно. Хорошо, что хоть с делами успел справиться пораньше. Отвозить боссу деньги он предпочитал сам, не желая, чтобы кто-то из публичного дома, кроме него самого, имел прямые контакты с мафией. Так споконее. Долг они с сестрой давно выплатили и теперь лишь платили за крышу. Иметь бизнес в трущобах без могущественного покровителся невозможно. Моросящий дождь приятно охлаждал чугунную голову. И как у нее не устает язык столько трындеть? – Слушай, я тебе перезвоню, тут коп чего-то хочет. – Юрген с облегчением повесил трубку. Он был даже рад полицейской, правда радость продлилась ровно три секунды. Ориентировка? Он не имел проблем с законом уже много лет, и, помимо небольшого кейса раз в месяц, не имел никаких контактов с мафией. Ну, почти. –Мне кажется, это какая-то ошибка. – Дресслер улыбнулся женщине, подавая права и только сейчас заметил, что она была без напарника. Это было довольно странно, засвою жизнь он частенько имел дело с копами, и привык, что они существуют в двух экземплярах. Да и день сегодня особенный. –Ряженая? – быть может, кто-то хотел перехватить его с деньгами. Так бы оно и было, не реши Юрген сегодня поехать пораньше. Мужчина напрягся, взгяд, мгновенно ставший внимательным и колючим, внимательно следил за каждым движением полицейской, ища несоответствия, ожидая резких, либо просто лишних движений. Она была естественна, что почему-то настораживало еще больше. Да, он очень дорожил своим ныненшним положением и относительным спокойствием, а потому иногда включал параноика. Давешняя привычка, не раз спасавшая ему жизнь. Мозг, на всякий случай, перебирал список запрещенных предметов, которые могли найтись в машине. Да нет, эта тачка была чистой, Дресслер не был идиотом, чтобы выезжать в город с пушкой или чем-то подобным. Но расслабиться и вести себя естественно все равно не получилось, мужчина был напряжен, как сжатая пружина и готов ко всему. И ему было гораздо спокойнее, когда полицейская находилась на расстоянии вытянутой руки. Но жаться к ней было бы и правда подозрительно.
-А где ваш напарник, офицер? –  спросил Юрген, недобро щурясь. Если она та, о ком он думает, то должна среагировать. Дать ему ту капельку уверенности, которой не хватало, чтобы вступить в драку с полицейским. Ну ладно, не капельку, он был не настолько на грани. По крайней мере, пусть и она понервничает тоже. – Знаете, задерживать машины из ориентировок в одиночку несколько...хм... нелогично? – чуть чуть не дотянуло до прямой угрозы, в самый раз. Наверное, в силу профессии, Дресслер был обязан не любить полицейских. Ну, по крайней мере, из его знакомых в криминальных кругах никто не любил стражей порядка. Юрген же относился к вопросу философски, воспринимая их как и любых других служащих. Обычные люди, делающие свою обычную работу, точно так же, как и все, не прочь схалтурить. И знаете, порою отсутствие открытой ненависти позволяло договариваться в самых, казалось бы, безвыходных ситуациях. Короче, будь что будет, главное не прозевать вспышку. Мужчина, сам не заметил когда у него в руке оказалась зажигалка. Наверное, еще во время телефонного разговора. Щелк-щелк, он не любил дождливую погоду по понятной причине, больше напряжения, тяжелее откаты, увеличенная вероятность неудачи. Хотя он ведь не собирается никого жечь, ведь верно? Щелк-щелк.

0

4

Профессия постоянно проверяет меня на вшивость, изощренно тестирует мою силу воли, выдержку, с ветерком проносит по ухабистой дороге неприятностей. Полицейский, как и врач – существо бесполое, но реалии мира неустанно пытаются убедить меня в обратном, подавить. И только оружие в руках быстро помогает нарушителю закона распознать во мне не только женщину, но и стража порядка. Но мне, увы, не нравится внушать уважение только путем размахивания стволом. Когда эти ублюдки, наконец, поймут: не все женщины только и умеют, что ноги раздвигать?
Двигаюсь медленно и плавно, готовая сорваться с места в любую секунду – вслед за подозреваемым. Однако, вопреки моим ожиданиям, мужчина, кажется, и не думает двигаться с места. На мое заявление отвечает встречным, очевидно наигранным недоумением, что, впрочем, подстегивает мое подозрение еще сильнее. «Какого черта ты улыбаешься? Ты в полном дерьме, парень».
   Непроизвольно хмурю брови, начиная раздражаться под действием самоуверенного тона и сказанных слов. Остро реагирую на незамысловатые вопросы, и, признаться, едва сдерживаюсь, чтобы не встряхнуть умника крепким зарядом сейсмоудара, может, это освежит его память и развяжет язык? 
- Вопросы здесь буду задавать я, а не Вы. – едко цежу сквозь зубы, не желая вступать в диалог с мужчиной, - Ваше водительское удостоверение. Не заставляйте повторять трижды.
  Слишком официально, слишком много условностей. Я до последнего держусь в шкуре хорошего полицейского, даже если та трещит по швам. Какого хрена мы должны выдавливать из себя слова вежливости, проявлять уважение, когда эти сучьи сыновья показывают нам задницу и смеются в глаза? Жестокость порождает жестокость? Чушь собачья. Эти выродки иного отношения не заслуживают, так позвольте же нам говорить на их языке.
  Он смотрит на меня внимательно и цепко, словно пытается уличить в чем-то, прощупать мои слабые места, чтобы в нужный момент сделать ход конем. Щелкающая зажигалка – его нервозность задевает меня еще больше, но я не подаю виду. Подозреваемый старше меня, старается держаться независимо и твердо, но я улавливаю в его глазах сомнение, подкрепляющее мою уверенность в его виновности. «Прекращай ломаться, умник, ты прижат к стене».

0


Вы здесь » Furor Teutonicus » НАСТОЯЩЕЕ » Put up your hands, bastard


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC