Рады приветствовать Вас на "Furor teutonicus"
Жанр: альтернативная реальность, фантастика
Место действия: планета Тевтонум, город-государство Антхилл
Дата: 4024 год на момент начала игры
Система игры: эпизодическая
Рейтинг: 18+
Государство Антхилл, здесь люди наделены сверхспособностями, а власть сосредоточена в руках Правительства. Люди и маги объединяются в организации, ведомые одним желанием - выжить в надвигающейся мясорубке, где силы природы куда более жестоки, чем человеческий фактор. Какую сторону выберешь ты?





ФОРУМ ОФИЦИАЛЬНО НЕ ФУНКЦИОНИРУЕТ
Для пользователей открыт полный доступ, вся ваша текстовая информация в вашем распоряжении.






На данный момент набор обывателей закрыт. Очень актуальны Отступники.
Fran Fran Fran Fran Fran Fran Fran Fran Fran Fran Fran Fran Fran Fran Fran Fran Fran Fran
Торжественно объявляю, что на этой неделе никто не отличился.
Как и ожидалось от Ника - медлить более, чем того требовала ситуация, он не стал. Рванувшись к рыжему с другой стороны, мужчина ныряет вниз и наносит удар в колено противнику. Но... "Сукин сын! Это щит!" Отвлекаясь от грабителя в пользу Ника - Ева совершила ужасную ошибку и вот расплата уже близится к ней. Нож поганца метит прямо в шею, но женщина успевает в последний момент заслонится рукой. Левое предплечье пронзает болью и перед глазами тут же расцветают яркие пятна. В следующий миг Эванжелин ощущает резкий толчок, но напряженные ноги помогают удержать равновесие. Продолжение
Вверх страницы
Вниз страницы

Furor Teutonicus

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Furor Teutonicus » НАСТОЯЩЕЕ » Дни не проходят незаметно


Дни не проходят незаметно

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Участники:
Rafael Fillmore, Ashley Ross.
Время и погода:
04.10.4024
отсчет от 19.45
на улице дождь.
Место:
Бар «Синий огонь».
Описание:
В этом баре не бывает скучно, не бывает тишины. Брат и сестра, так ли они близки или так далеки, как может показаться на первый взгляд. Нет, ведь оба врут, врут себе, врут окружающим, но никто и не запрещает жить, как нравиться.
Примечания:
Возможны подколы с одной стороны и летящие стаканы с другой.

0

2

В баре «Синий огонь» всегда кипела жизнь. И сложно представить, что могло быть иначе. Позвякивали кружки, пальцы прошлись по стойке, как бы стирая невидимую пыль. Взгляд осторожно осматривает женщин в стороне от него. А те, заметив, заливаются смехом и просят бармена подлить до краев. Рафаэль не возражает, тонкими пальцами подцепляет предмет и тянет на себя, наливает. Мимо проскальзывает официантка, от чего от уст Рафаэля слышится приглушенный смешок, но это не мешает делать работу. Закончив, чуть подталкивает бокалы в сторону. И находит себе новое занятие. К нему обращается выпивший мужчина, явно уязвлённый тем, что к его компании не захотели присоединиться те «крошки». У бармена такого выбора нет, и парень складывает руки в замок, в какой-то степени даже закрываясь от разговора, и при этом прекрасно знает, что в данной ситуации этот жест им не будет замечен. Но все равно проверяет, следит за теми, кто обратит внимание.
Мужчина говорит, слова льются водопадом из его горла, как выплескивается из бутылки встряхнутая содовая. Его слова – всего лишь нытье уязвленного и слабого человека, но Рафаила не могут напрягать такие вещи, наоборот, он находит интерес в этом. Сейчас он наклоняется к нему поближе и заинтересованно вскидывает брови.
- И что же дальше? Он сбежал?
Прежде, чем опьяневший мужчина продолжает рассказ, к стойке подбегает девушка, прерывая их взмахом руки и неуверенным «Извините». Ищет туалет, как и многие до нее. Только вот Рафаэль приметил, девушки к нему обращаются более неуверенно, к тому же часто мнутся на месте, посматривая по сторонам. Мужчины едва ли не орут на весь бар, но в этом сложно найти что-то нелогичное.
На самом деле, чем сильнее чувствуется проблема, тем сильнее она отражается в человеческих сердцах. Он замечает. В этот раз ему не изливают свой страх, не говорят про несовершенные обещания, про угрозу для жизни и неправильное правительство. Рафаэль кивает, соглашаясь с клиентом, и продолжает быть его собеседником. Одно и то же: это липкое чувство отчаянья, то, которое каждый день, вечер или ночь запивают крепким напитком. Бармен доброжелательно улыбается, щуря свои янтарные глаза. Мужчина улыбается в ответ и потирает нос.
Мимо них проскальзывает двоюродная сестра. Должно быть странно? Убийца, террорист, как бы его назвали граждане, и наемница сейчас с таким спокойствием обслуживают этот самый люд, за который уже завтра могут и приняться. Парень не чувствует жалости, а то, что чувствует его сестра не так важно, ведь ей все равно придется делать то, что необходимо.
Естественно, он сразу же вырывает поднос из ее рук, протягивая его другой официантке, подошедшей к стойке. Ее, похоже, не сильно напрягает работа, предложенная Рафаэлем, так что воодушевленно перехватывает поднос и направляется к столику.
- Эш, тебе не стоит ходить с таким лицом. Не дразни клиентов.
Тут же кивает счастливому мужчине слева от него, как бы давая полное право выложить тот рассказ не только ему, но и этой рыжеволосой.

+1

3

Девушка всегда задавалась вопросом, почему хотя бы день в баре не может пройти тихо и спокойно. Перед ее глазами все время мелькали разные лица людей: от приятных и добродушных до ожесточенных и пьяных. И шум, к которому она стоически привыкла сегодня неприятно давил, вызывая ноющую головную боль в висках. Но кому какая разница, что происходит с официанткой? Всем плевать, и ей остается только абстрагироваться, вежливо улыбаясь посетителям, быстро принимая заказ и поспешно убегая его получать, мягко уклоняясь от протянутых рук. А ведь хочется вонзить когти, разрывая конечность до кости, заставляя кричать от боли… Угомонись, выходной, расслабься и делай свое дело. Мысленная оплеуха бьет как следует, возвращая Росс в роль официантки, все-таки эта работа нужна, несмотря на придуманные минусы. Один из них, кстати,  маячит за барной стойкой, подливая желающим очередную порцию горячительного.
Рыжая непроизвольно чуть кривит губы, вовремя спасая дамочку от движущегося в ее сторону подноса. Вот так засмотришься на брата, еще и проблем наберешься. С женщинами справиться куда сложнее, они из маленькой проблемы устроят огромный скандал, а мужчин можно успокоить одной правильной улыбкой и скромными извинениями. Пока расставляет стаканы и закуски, Эшли отчетливо чувствует скользнувшие по бокам руки. Вдох неглубокий и тихий выдох, дабы меньше ощущать неприятный запах вконец опьяневшего, вывернуться, перехватывая обнаглевшие конечности. Ей хватает одного взгляда, чтобы вспомнить, где сидел постоялец и с кем, а потом и пары минут, чтобы вернуть на место, обратно к женушке, пролепетав что-то неразборчивое о заблудившемся. Незачем той знать подробности.
Сейчас можно вернуться с подносом к стойке, откуда удобнее осмотреть полный зал и вычислить, к кому следует направиться. Только бы незаметнее пройти мимо братца… И неудача постигает быстро. Поднос ловко забрали, заставив лишь Эш возмущенно взглянуть на бармена, ведь слова так и застряли в горле, они заменяться совершенно другими.
- Неужели ты за меня волнуешься? Им нравится.
Все сказано дружелюбным тоном, даже улыбка девушки теплая и чуть игривая. Если бы вы только знали, сколько сил ей потребовалось, чтобы оставаться в нужной роли, а не тянутся к ближайшему стакану, чтобы не зарядить ею в Рафаэля. Чуть наклоняет голову, позволяя распущенным волосам плавно скользнуть по плечам, голубые глаза пристально смотрят в янтарные всего долю секунды, после переключаясь на счастливого клиента.
- Вам чем-нибудь помочь? - Снова играет, рискуя в очередной раз влезть куда не следует, выкручиваться потом сложновато будет, особенно, когда тянут на колени. Рыжая никогда не любила подобного, рефлекторно начиная упираться мужчине в грудь. - Милейший, у меня работа, к сожалению.
Ойкает, когда все-таки оказывается в кольце рук, а перед носом рябью промелькнули купюры и упали небрежно на стойку. Как не крути, а придется выслушивать историю, попутно где-то жалеть, поддакивать и, естественно, подливать в уже опустевший стакан.
- Рафаэль, будь добр, налей нашему дорогому гостю еще. И мне немного плесни.
Краем уха слышит довольное угуканье, споить оставалось совсем немного, чтобы посетитель отключился. Сама же Эш пить не собиралась, надеясь, что до братца дойдет, а если тот решит сыграть, то придется принять условия, немного, правда, подкорректировав их.

+1

4

Кто эта девушка ему? Всего лишь его рыжеволосая бестия, ведь то, что он клеймил, и так по праву принадлежит ему. А если копануть дальше, то можно определить, что она его двоюродная сестра. О чем и было сказано ранее. Но это не сильно меняет отношений. Ведь они слишком смазаны, чтобы можно было описать одним словом. Не друзья, не враги. Ведь их у Рафаэля не существует по умолчанию. Да и она, скорее всего, спроси ее неожиданно, не смогла бы вот так сразу дать ответ или же просто отмахнулась от разговора, соткая не слишком искусную ложь, ведь сама девушка в это не поверит, а значит, не сможет в полной мере обдурить других.
Вот сейчас он водит внимательным взглядом по ее лицу, отчерчивая скулы, и едва изгибает губы в ухмылке. Качает головой, стряхивая какие-то только ему ведомые мысли и сопровождает разговор начитанно вежливой улыбкой.
- Быть может да, быть может, и нет.
Он не станет давать прямой ответ, а оставит всю работу на воображение. Ведь каждый человек видит то, что хочет, парень лишь облегчает эту задачу. И выставляет себя тем еще вором и подлецом в глазах сестры. Просто им обоим нравиться играть в эту игру. Быть милым и заботливым братцем нынче не в моде, но если так хочется, он чуток подыграет. Хотя и знает, что ему на самом деле и не дадут. Эшли любит покидаться в него стаканами.
Они играют роли, пусть и знают, что это лишь видимость. Внимательный человек тут же заметит напряжение, возникающее между ними. Но в баре шумно и весело, а мужчина, восседающий в стороне не в состоянии определить ничего кроме стакана перед собой. Который уже оказался пустым. Работа бармена не ждет. О чем Росс не постеснялась напомнить.
- Конечно, для любимейшей Эшли все что угодно. А, нет, показалось.
С издевательскими нотками проговорил Рафаэль, вовремя осекаясь от возможности назвать ее сестрой. Мужчине это оказалось бы лишь на руку. А так, есть шанс, что Рафаил успеет помучить девушку и насладиться этим зрелищем, лишь стоя в сторонке. Все-таки у официантки право выбора еще меньше, чем у него. Помогает лишь грозный взгляд и прочие шалости, но для этого он и здесь. Чтобы развеять свою скуку, скуку этого мужчины.
Лудильщик снова возвращается за стойку на свое рабочее место. Хватает пару стаканов, перекидывая из одной руки в другую, смешивает ведомые только ему коктейли и украшает все это привычным «зонтиком».
Длинные пальцы толкают бокалы в сторону двух особ, а сам он опирается боком на столешницу. Вздыхает и поправляет форму. После чего дружелюбно кивает мужчине.
Да, он будет стоять и делать вид, что ничего не понимает. Просто чтобы позлить ее и развеселить себя. Просто. Просто так. Потому что может играть на подобных просьбах, выставлять события так, как нужно ему, познавать все потаенные частицы души. Кукловод или пешка – обе роли хороши и обе интересны, за них играть может отказать гордость, и именно она иногда рушит столь увлекательно собранные пазлы. Но таковы люди. Эгоистичны, завистливы, излишне горделивы. Они собраны из разных частиц, одобренных людом или отверженных. И он любит это качество, поэтому подливает мужчине еще.
Что же было, если в обществе ценился эгоизм и принижалось самопожертвование, ценилось зло и уничтожалось добро? Это было бы…интересно.
- Ну что же ты не пьешь, на всех хватит.
Головой он указывает на край.

+1

5

Девушка прекрасно догадывается, нет, даже знает, почему именно на нее пал выбор – любимейший и так неожиданно возникший с заманчивым предложением братец любил издеваться чаще над рыжей. Удручало, злило, буря эмоций всегда накапливалась, выплескиваясь обычно после рабочего времени, и, наверное, становилось легче в тот момент, когда какой-нибудь стакан с печальным звоном разбивался о стену. И плевать, что тот, кому предназначался подарок уклонялся, ухмыляясь так, что Росс опасно балансировала на том самом краю, где так легко было потерять контроль над способностью. Вряд ли кому хочется пересечься с разъяренным тигром, а самой девушке не по душе было потом зализывать раны. Такие обязательно должны иметь место, если простым веником просто невозможно выгнать кота.
Ответы Рафаэля не дающие точности уже приелись. Слишком к ним привыкла за время пребывания в баре, даже фантазия отказывается рисовать фрагменты, из которых можно напридумать море предположений. Да еще в корне неверных, либо наткнуться на привычное «быть может да, быть может и нет». Хотелось ли ей нечто другого? Вряд ли, Эшли в Лудильщике не видела доброго старшего брата, готового броситься из-за сестры в огонь и воду, да медные трубы.
- Все что угодно будешь делать и предлагать своей жене, а мне просто налей выпить.
Яркие голубые глаза на долю секунду чуть изменили цвет, выдавая раздраженность официантки. Она до сих пор не научилась держать себя в руках рядом с ним, закипая от любого брошенного слова, взгляда или жеста.
Чтобы остудить пыл приходится отвлечься на постояльца, с трудом прислушиваясь к его болтовне. Для нее нет ничего интересного, совсем, несмотря на то, что алкоголь развязал мужчине язык. Он слишком простой, либо обычная пешка, которая просто выполняет мелкую работенку. Мелькает мысль, едва подстегиваемая желанием, в ближайшем переулке отправить пьяницу на тот свет. Потому что захотелось и потому что лапает. Эти проклятые касания доводят до ручки, и бармену повезло, что его стойка еще цела, а не изуродована неровными полосами от когтей.
- Ну что же ты так подгоняешь, такой нетерпеливый.
Едва оборачивается, чтобы взглянуть на бармена лукаво, маняще улыбается, легко подхватывая свой стакан. Чисто инстинктивно делает неглубокий вдох, принюхиваясь к напитку, после чего выпивает сразу. Плевать. Раз платят, то почему бы и нет, может, хотя бы гость будет казаться не столь…квазимодо. А если братец что-то подлил более крепкое или подмешал непонятное, сам будет вытаскивать рыжую из завала неприятностей, причем Эш и ему их устроит с огромным удовольствием.
- Не печальтесь, милейший, вы здесь для того, что бы расслабиться, забудьте об этом. И предлагаю поспорить, если наш уважаемый бармен проиграет, то выполню одно ваше желание.
Легкий прищур, пристально глядит клиенту прямо в глаза. Росс все равно останется в выигрыше, запросто обойдя все проставленные самой же преграды. Зато хоть денег больше выбьет и посмеется.
- Все очень просто. Самые крепкие напитки...пятнадцать порог. Кто осилит их и выпьет еще пять сверху? Нужно только ваше согласие на игру, бармен, увы и ах, уже в игре. Если опасаетесь проиграть, могу все сделать за вас…
Точное попадание. Энергичный кивок и многообещающий взгляд на рыжую. Эш довольно усмехается, чуть хлопая в ладоши, плавно выскальзывая из объятий и заходя за стойку к брату. Спокойно выпихивает его к мужчине, соперники должны быть рядом. Она уверена, что уже подвыпивший много не протянет и сползет со стула после парочки стаканов, ну или трех…четырех. Ее нюх помогает найти первый подходящий, быстро разливает по стаканам до краев и ставит перед игроками. В другие потихоньку разливаются другие напитки, которые будут выставляться один за другим. Росс же простой наблюдатель…ну, как простой, тоже от парочки коктейлей не откажется и выпьет.

+1

6

Любой, кто почувствует на себе манипуляции, не сможет быть в стороне. Какая-то потаенная часть души все равно откликнется. Возжелает защиты. Потому что люди не любят, когда их анализируют, зато частенько любят анализировать других. Быть может потому, что для каждого его душа это что-то поистине сокровенное, не то, что может достаться кому попало. Свое сокровище. А за редкостями, как известно, охотятся охотники, такие, как он сам. Кто-то мог сказать, что отличался, а кто-то что был таким же. Но это не меняло категории. И все же Лудильщик не был против быть чьей-то жертвой, то, что на него обратили внимание – разве это не то, чем можно гордиться? Значит, кому-то пришелся твой вкус. Кислый иль сладкий.
Сейчас он чувствовал ее напряжение, как это было всегда. Интуиция позволяла балансировать по краю с завязанными глазами. Струны натягивались, но не рвались, они достаточно прочны для этого. Рафаэль вздыхает и по лицу его мимолетно пробегает предвкушение, но исчезает, едва успев появиться. Сменяется привычным выражением лица. Работника, прежде всего, и человека благих намерений.
- Разве ты и не есть моя жена?
Спрашивает он так, будто бы эта девушка никогда и не была его сестрой и имела уже довольно прочную связь с ним. Может именно поэтому мужчина как-то брезгливо всклипнул, но Эш так и не отпустил. Впрочем, Рафаил вообще не расстроился. А лениво проследил взглядом и снова вернулся к своей работе, отвлекаясь на какой-то момент на клиентов.
Шевеления рыжей и ее закипания совсем не волнуют парня, ведь он знает, что она ничего не сделает здесь и сейчас. Она неплохо контролирует себя и умеет терпеть, когда выхода нет. А сейчас именно тот момент. Он дает ей остыть и покрыться колючками в протест. Так, что выдаст в ней боевой настрой, а не ту кровожадность, о которой он знает.
- Вам еще? Чего желаете?
Обращается к двум девушкам, а те указывают на названия напитков, между собой споря о том, что лучше. Рафаэль выжидает их решения и принимается за коктейли, позволяя вернуться себе к этой парочки.
Он видит ее улыбку и улыбается в ответ, также, лукаво, заманивающе. Следит за тем, как жидкость течет по ее горлу и быстро проглатывается. Он вытирает стойку, щуря желтые глаза. Ожидал подобного предложения с ее стороны, Эшли, порой, так предсказуема. Но Рафаэль не тот человек, кто отзывается на «слабо», единственный кому он будет что-то доказывать – это он сам. Слова – всего лишь фразы, как бы их не произносили, боли они ему доставить не могут.
- Можешь поиграть за меня Эш, ведь у меня непереносимость алкоголя. Уж, простите милейший, но, как бы ни хотел, составить компанию я не смогу.
Сейчас лишь один Рафаэль мог знать, что это ложь. У него не было непереносимости алкоголя, а всего лишь он его не любил, потому что подобные напитки неблагоприятно сказывались на организме, притупляя чувства, а он любил именно контролировать всего себя. Чувства, мысли, действия. Ему не нравилась беспомощность. Не нравилось, и то поддельное чувство комфорта. Но он любил наблюдать. Именно поэтому он бармен. Он знает вкус того, что подает. И знает, как подобное действует. И знает лишь он и никто другой.
Рафаэль наблюдает за тем, как быстро она заняла его место. Спокойно уклоняется от напитка, предлагая вместо этого подходящему к стойке парню. Как вызов.

+1

7

И надо ли ей удивляться, что Филлмор как обычно цепляется за брошенное слово, выстраивая вокруг него лживую картину, после чего свободно подает ее посетителю. Естественно можно услышать жалостливые полу всхлипы, ведь связался с «женой» бармена. Рыжей остается только вздохнуть, возводя светлые очи к потолку, и тут же поморщится, ведь яркий свет ламп больно резанул по глазам. Эти шутки совсем детские, но даже из них можно вылепить хорошую историю, правильно поданную, тогда поверят. Если бы Эшли была бы какой-то пришедшей сюда дамочкой, то наверняка бы повелась на подобные слова, да состроила б печальную гримаску.
- Угу… Жену, которую вечно запирают в четырех стенах и позволяют выйти только на работу. А ведь таким ангелочком прикидывается, сволочь еще та. И мне многого не надо, забота, любовь и ласка. Правда ведь всего ничего?
Поверили, пьяному вообще все втюхать можно, но, если бы погладили по головке или вообще за ушком почесали, Росс бы не сдержалась и попыталась сломать руку. Только родителям позволялось свободно затискивать до полусмерти, трясти за шкирку, как нашкодившего котенка и много чего другого. Прочие люди должны довольствоваться тем, что бестия мирно сидит у них на коленках, невинно улыбается, как какой-то десятилетний ребенок.
И все-таки по макушке погладили, едва взъерошив так тщательно расчесанные и уложенные красиво волосы. От досады девушка чуть не скрипнула зубами, она хоть и тигр, но урчать довольно не собиралась. Дикая и одомашниванию не подлежит. Рефлекторно даже по рукам все-таки дала посетителю, чуть недовольно щурясь. У нее ведь лимит на терпение, в конце концов, может подойти к концу, извиняться не будет, только потупит глазки в пол, мысленно все проклиная и раздирая всю мебель к чертям собачьим. Не ее день. Однозначно. Следовало бы остаться дома, лежать в теплой кроватке и видеть сороковой сон.
Игра тоже не задается, Рафаэль отказывается, на что Росс лишь подозрительно поглядывает. Она не верит ни единому слову, потому что привыкла не доверять ему. Но говорит вслух…зачем? Не хочет пить, да пожалуйста, сама выпьет, вон и сам предложил.
- Видимо сюда подбирают всех барменов с непереносимостью алкоголя, чтобы не полезли танцевать на стойку раздетыми.
Едва шипит, незаметно для всех. Шум хорошо скрывает посторонние звуки, поэтому можно не бояться, что тебя за дерзость накажут. Да и с виду рыжая бестия совершенно расслабленно выглядит, покручивая в руках полный стакан.
- Готовьте ваше желание, прекраснейший. Уверена, что вы запросто меня обыграете.
Усмехается, легко выпивая первый напиток. Ей плевать, что может потерять контроль над собой, она хочет притупить все ненужные чувства, высвободив другие. В баре можно ведь все? И кто сказал, что девушка проиграет, если стоит за барной стойкой сама лично? Подсыпать какую-нибудь дрянь запросто сможет и сделает, потому что так хочется.
Видит, как мужчина выпивает свое, только после подталкивает сразу три, сама честно выпивая еще два. Ей весело становится быстро, хотя взгляд все еще остается осмысленным, едва-едва подернутый пеленой.
- За твое здоровье, муженек и за вашу будущую победу, уважаемый.
На этот раз выпивает медленнее, при этом взгляд Эш направлен на брата. В словах была угроза, скрытая. Он ведь должен был знать, что та не откажется от того, что предложила сама лично. И запросто в подвыпившем состоянии попытается добраться до любимого бармена. Лудильщик ведь, как и сама рыжая прекрасно знали, как они относятся друг к другу.

0

8

Рафаэль не может почувствовать конкуренцию от нее. Просто потому, что он готов цепляться за каждую неакуратно брошенную фразу. А их он насчитывал на данный момент достаточно, чтобы хоть раз воспользоваться.
Рафаил горько усмехнулся и кашлянул в руку, стараясь сделать себя чуть более заметным для окружающих в столь шумной компании. Музыка заглушала слова, но лишь немного. – Не воспринимайте всерьез. Она у меня очень любит привлекать внимание подобными фразами. Женщины. Понимаете?!
Рафаэль тот, кто мог своей внешностью и аурой напрочь сбить какое-то неблагоприятное высказывание в его сторону. Он не выглядел нехорошим человеком, а наоборот, казалось, заинтересовывал. Взгляд его порой говорил - «верь мне», поза – «я расслаблен, я не представляю для Вас угрозы», руки располагались на стойке раскрытой ладонью, в почти неподвижном состоянии, он не теребил какой-либо предмет, не сжимал нервно тонкие пальцы, что и говорило – «я не вру, мне нечего скрывать». Любой, кто хоть немного понимал язык жестов, разобрал бы так. Остальные же просто улавливали и считывали эти сигналы по умолчанию. Сложно было сказать о том, что подобный человек мог желать геноцида человеческого.
- Совершенно верно. Бармену не стоит пить за счет заведения. Его работа подавать алкоголь другим. А раздетых предпочитают больше официанток, мне бы в любом случае не повезло.
Улыбается дразняще, будто бы в его словах и не было зашифровано откровенное издевательство над девушкой. Он знает, что Эш поймет. Она и никто другой. Просто потому что она знает его гнилую сущность, она видела его изнутри. Хотя, пожалуй, они друг друга стоили, в неполной мере, правда. И это ему нравилось.
Сейчас потирает стакан и обращает свое внимание к Росс. Походу, та всерьез решила продолжить эту глупую игру. Что она докажет? Обезопасит себя на мгновение от того, кто угрозы почти не представляет. Мужчину было легко сломать прямо сейчас, но не стал бы делать этого, даже услышав просьбу.
Следит, как жидкость стекает по горлу, едва заметно переводя взгляд от стены к ней, но уже спустя пару секунд бросает уже как будто специально намеченный взгляд в ее сторону. Кривит губы, вздыхает едва слышно. С довольствием отмечая, что теперь управлять ей будет еще легче. Ведь этого девушка и ждет от любимого брата?
Лудильщик кивает в ответ, щуря желтые глаза, и чуть позднее принимает еще один заказ. Толпа зевак с интересом присматривается к игре. Теперь просчитать окружающих будет еще проще. Так что внимание приковано не только к клиенту и Росс, как бы не могло казаться на первый взгляд.
Он знает, что она имеет в виду и что пытается сделать. И Рафаэль совсем не против подобного. Нужно хоть как-то скрасить свой вечер. Если присмотреться, то можно заметить, что все подобные ситуации не развивались по его желанию лично, но были направлены в нужное русло. Как тогда, в подростковом возрасте. Сейчас также. Только вот что может дать подобное знание? По сути, ничего.

0


Вы здесь » Furor Teutonicus » НАСТОЯЩЕЕ » Дни не проходят незаметно


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC